Статья 3. Запрещение дискриминации в сфере труда

Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.
Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.
Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены настоящим Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда .

Комментарий к статье 3 ТК РФ

1. В комментируемой статье закреплен один из основополагающих принципов трудового права - запрещение дискриминации в сфере труда.

Данный принцип является одним из двух (наряду с запретом принудительного труда), которые раскрыты в отдельной статье ТК РФ, в отличие от других, которые лишь перечислены в ст. 2 ТК РФ. Причиной тому является особое значение, которое придает данному принципу российский законодатель.

В основе принципа запрета дискриминации в сфере труда лежит общеправовой конституционный принцип равноправия. Принцип равноправия выражен в ряде статей Конституции РФ. В первую очередь, это ст. 19 Конституции РФ, которая закрепляет равенство всех перед законом и судом, а также гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от перечисленных в этой статье обстоятельств. Данная статья является лишь одним из элементов принципа равноправия. Его содержание определяется авторами по-разному и зависит от многих факторов, например, от сферы его реализации. В качестве примера можно сравнить позиции М.В.Баглая и Е.И.Козловой. Так, принцип равноправия в советский период применительно к трудовому праву рассматривался, прежде всего, как обеспечение равного вознаграждения за равный труд (ст. 2 КЗоТ 1971 года). В научной литературе исследуемый принцип чаще всего вообще не относился к основным принципам отрасли.

________________
См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2002. С. 178-179; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. М., 2001. С.197-198.

См, например: Толкунова В.Н. Конституционные принципы правового регулирования труда в развитом социалистическом обществе // Советское государство и право. 1980. N 1. С.6-9.

Принцип запрета дискриминации в сфере труда так, как он сформулирован в ст. 3 ТК РФ, является более широким по своему правому смыслу, по сравнению с его формулировкой в ст. 2 ТК РФ. Помимо собственно запрещения дискриминации ст. 3 ТК РФ включает в себя также и провозглашение равных возможностей для реализации трудовых прав. В свою очередь, последнее положение раскрывается через еще один принцип, закрепленный в ст. 2 ТК РФ, - обеспечение равенства возможностей работников без всякой дискриминации на продвижение по работе с учетом производительности труда, квалификации и стажа работы по специальности, а также на подготовку и дополнительное профессиональное образование.

Принцип запрета дискриминации в сфере труда является основополагающим еще и в силу того, что определяет содержание многих других отраслевых принципов трудового права. В частности, запрет дискриминации является важнейшим положением принципа, направленного на обеспечение справедливого вознаграждения за труд. Аналогичный вывод сделан Ю.П.Орловским. В данном случае справедливость - это не только уровень заработной платы, обеспечивающий достойный уровень жизни, но и запрет дискриминации при установлении или изменении условий оплаты труда.

________________
См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Ю.П.Орловский. М., 2002. С.7.

Иллюстрацией тому является множество решений судебных органов.

Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к выводу, что работодатель правомерно установил экономисту-менеджеру определенный должностной оклад (ст. 132 ТК РФ), поскольку сотрудница имела соответствующее высшее образование и обладала необходимой квалификацией; за несколько месяцев ее работы (до ухода в декретный отпуск) отметился повышенный спрос покупателей на поставляемый товар, выросла ежедневная выручка, при этом расположенный рядом магазин, не выдержавший конкуренции, закрылся (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 8 ноября 2011 года по делу N А26-3875/2010).

Также определением ВС РФ признано недействующим постановление правительства автономного округа об оплате труда работников государственных образовательных учреждений в части установления различных коэффициентов уровня образования для магистров (1,60) и дипломированных специалистов (1,50). При этом суд руководствовался положениями ч.3 ст. 37 Конституции РФ, ст. ст. 3, 132 ТК РФ, запрещающими дискриминацию в сфере труда, в том числе при установлении и изменении условий оплаты труда. Специалист и магистр являются квалификациями в рамках одного уровня высшего профессионального образования, поэтому установление оспариваемым постановлением различных коэффициентов уровня образования для магистра и дипломированного специалиста является дискриминацией при установлении условий оплаты труда (см. подробнее определение ВС РФ от 22 декабря 2010 года N 69-Г10-14).

2. Собственно понятие дискриминации в сфере труда дано в ч.2 комментируемой статьи и, в целом, соответствует аналогичным положениям важнейших международных документов.

Декларация МОТ "Об основополагающих принципах и правах в сфере труда" (1998 год) к числу таких принципов, в том числе, относит и недопущение дискриминации в области труда и занятий.

Этот принцип подробно освещен в Конвенции N 111 МОТ "Относительно дискриминации в области труда и занятий" (1958 года). Ключевой в данной Конвенции является ст. 1, которая определяет понятие дискриминации (см. также комментарий к ст. 2).

Комментируемая статья восприняла основные положения ст. 1 указанной Конвенции. Более того, можно сказать, что российский законодатель попытался более подробно определить понятие дискриминации, указав в качестве оснований дискриминации в дополнение к положениям Конвенции ограничение в трудовых правах и свободах или получение каких-либо преимуществ по признакам языка, имущественного, семейного, должностного положения, возраста, места жительства, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям.

Установленные ч.2 ст. 3 ТК РФ "дополнения" ст. 1 Конвенции МОТ N 111 чрезвычайно важны. Никто не будет спорить с тем, что, например, возрастная дискриминация в нашей стране распространена не меньше, чем половая или социальная.

Необходимо отметить, что, по сравнению с первоначальной редакцией ТК РФ, ч.2 комментируемой статьи дополнена одним дискриминационным основанием - семейным положением (в соответствии с Федеральным законом от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации"). Данное дополнение также трудно переоценить. Более того, на наш взгляд, дискриминация по семейному положению более очевидна и опасна, чем гендерная. Когда работодатель отказывает в приеме на работу или в повышении по службе женщине, он мотивирует это не полом работника, а наличием у него дополнительных семейных обязанностей, по сравнению с мужчиной. Для женщины, в отличие от мужчины, наличие малолетних детей, как правило, является препятствием для получения работы. Можно говорить о том, что сегодня гендерная дискриминация тесно переплетается с дискриминацией по семейному положению.

Современное антидискриминационное законодательство направлено не только на недопущение ограничения прав и возможностей женщин при трудоустройстве и во время работы, но и на уравнивание семейного статуса мужчины и женщины посредством предоставления мужчине свойственных ранее только женщине ряда трудоправовых гарантий.

Подтверждением этому служит постановление КС РФ от 15 декабря 2011 года N 28-П, которым положение ч.4 ст. 261 ТК РФ было признано не соответствующим Конституции РФ, ее ст. ст. 7, 19, 37 (ч.1) и 38 (ч.ч.1 и 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, исключает возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми (в ст. 263 ТК РФ были внесены соответствующие изменения).

Часть 2 комментируемой статьи содержит еще одно основание дискриминации, которое не находит должного анализа в научной литературе, но при этом в значительной степени выражено в судебной практике. Речь идет о дискриминации по должностному положению. Например, в последнее время КС РФ принял ряд решений, направленных на уравнивание в правах государственных служащих с "обычными" работниками.

Иллюстрацией этому служит постановление КС РФ, которым содержащееся в п.4 ч.1 ст. 33 и пп."а" п.3 ч.1 ст. 37 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" во взаимосвязи с ч.3 ст. 37 данного федерального закона нормативное положение признано не соответствующим Конституции РФ, ее ст. ст. 19 (ч.1 и 2), 37 (ч.1), 38 (ч.1) и 55 (ч.3), в той мере, в какой данное нормативное положение по его смыслу в системе действующего правового регулирования допускает увольнение с государственной гражданской службы по инициативе представителя нанимателя беременных женщин, проходящих государственную гражданскую службу, которые не находятся в отпуске по беременности и родам, в случаях, не связанных с ликвидацией соответствующего государственного органа, в том числе при совершении дисциплинарного проступка (см. подробнее постановление КС РФ от 6 декабря 2012 года N 31-П, см. также постановление КС РФ от 22 ноября 2011 года N 25-П).

Отметим, что указанное решение КС РФ заставило законодателя внести соответствующие изменения в ст. 261 ТК РФ. Таким образом, и судебные органы, и законодатель приходят к тому, что предоставление гарантий трудовых прав, как правило, не должно быть связано с местом работы и занимаемой работником должностью.

При всем том, что дискриминация является одним из самых обсуждаемых в научной литературе правовых и социальных явлений, нельзя сказать, что нормативное закрепление данного принципа как в международных документах, так и в отечественном трудовом законодательстве является безупречным.

Больше всего вопросов вызывает указание в комментируемой статье на то, что никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо не только от прямо перечисленных в статье обстоятельств, но и от других, не связанных с деловыми качествами работника. Проблема состоит в том, что закон не определяет ни понятия деловых качеств, ни их перечень. В постановлении Пленума ВС РФ о применении судами ТК РФ под деловыми качествами работника понимаются способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона, либо которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере).

По верному замечанию Н.Л.Лютова, "Верховный Суд считает, что при применении этой статьи ТК РФ надо руководствоваться не только деловыми качествами, но и иными, обусловленными спецификой работы. Строго говоря, ТК РФ не дает оснований для такого толкования: ни о каких иных требованиях, не предусмотренных законом, там не говорится. ВС РФ в данном случае цитирует ст. 1 Конвенции МОТ N 111, в которой как раз речь идет о требованиях, предъявляемых к данной работе".

________________
Лютов Н.Л. Дискриминация в области труда и занятий: проблемы определения // Трудовое право в России и за рубежом. 2011. N 4. С.20-24.

Таким образом, можно констатировать, что ни теория, ни законодательство, ни практика не выработали окончательного подхода к перечню обстоятельств, которые можно рассматривать как основания дискриминации или, напротив, в качестве законных причин установления различного рода предпочтений или ограничений.

Рассматривая комментируемую статью, представляется необходимым упомянуть информацию Минтруда России от 24 июля 2013 года "Работодатели, редакции СМИ, владельцы сайтов, расклейщики объявлений могут быть привлечены к ответственности за распространение информации о вакансиях, содержащей ограничения дискриминационного характера". В данной информации отмечается, что Федеральным законом от 2 июля 2013 года N 162-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" с целью недопущения дискриминации на рынке труда установлен запрет на распространение информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей сведения о каком бы то ни было прямом или косвенном ограничении прав или об установлении прямых или косвенных преимуществ в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, в которых право или обязанность устанавливать такие ограничения или преимущества предусмотрены федеральными законами (информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей ограничения дискриминационного характера). Лица, распространяющие информацию о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащую ограничения дискриминационного характера, привлекаются к административной ответственности, установленной ст. 13.11.1 КоАП РФ, в виде наложения административного штрафа на граждан - от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц - от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц - от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей.

При этом под распространением информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей ограничения дискриминационного характера, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинопрограммах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, распространение в виде печатной продукции, в том числе в виде листовок и буклетов, рекламной продукции, совмещающей информацию о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащую ограничения дискриминационного характера, а также аудиовизуальной продукции, в виде объявлений на досках в общественных местах и т.д. Если интернет-сайт не зарегистрирован в качестве средства массовой информации, то данный факт не освобождает владельца сайта от административной ответственности за распространение информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей ограничения дискриминационного характера.

3. Запрещение дискриминации в сфере труда предполагает установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников по некоторым обстоятельствам.

Первая группа обстоятельств определяется особыми требованиями, предъявляемыми к отдельным видам трудовой деятельности.

В данном случае речь может идти как о предоставлении дополнительных льгот, гарантий, компенсаций (например, работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда), так и об ограничениях некоторых прав работников (например, работники, в трудовые обязанности которых входит выполнение работ, непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения, в соответствии со ст. 142 ТК РФ не могут воспользоваться правом приостановить работу в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней). При этом ограничения могут касаться не только непосредственно трудовых прав (например, возрастные ограничения при трудоустройстве), но и прав, непосредственно с процессом труда не связанных (например, судьям запрещено принадлежать к политическим партиям и движениям (ст. 3 Закона РФ от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации").

КС РФ не раз указывал, что конституционный принцип равенства не препятствует законодателю при осуществлении правового регулирования трудовых отношений устанавливать различия в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, в том числе вводить особые правила, касающиеся условий замещения отдельных должностей и оснований освобождения от должности, если эти различия являются объективно оправданными, обоснованными и соответствуют конституционно значимым целям и требованиям. Различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических требованиях определенной работы, в соответствии с п.2 ст. 1 Конвенции МОТ N 111 не считаются дискриминацией (см. постановление КС РФ от 27 декабря 1999 года N 19-П).

Наибольшие споры вызывает ограничение трудовых прав работников по возрастному признаку. Возрастные ограничения чаще всего связаны с замещением тех или иных должностей в сфере государственной службы и примыкающих к ней областях. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом РФ в ряде решений (см., например, определение КС РФ от 5 июля 2001 года N 134-О), специфика государственной службы Российской Федерации как профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов предопределяет особый правовой статус государственных служащих в трудовых отношениях. Регламентируя правовое положение государственных служащих, порядок поступления на государственную службу и ее прохождения, государство вправе устанавливать в этой сфере и особые правила, в частности требование о соблюдении возрастных критериев при замещении государственных должностей государственной службы.

________________
См., подробнее: Сагандыков М.С. Особенности реализации конституционных принципов при регулировании труда работников правоохранительных органов // Вестник ЮУрГУ. Серия "Право". 2009. N 28. С.69-70.

Вторая группа обстоятельств, связанных с установлением ограничений прав или предоставлением преимуществ, обусловлена особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите. К таковым относятся женщины, особенно беременные и имеющие малолетних детей, лица с семейными обязанностями, несовершеннолетние. Кроме того, под особую правовую защиту подпадают члены профсоюзов, особенно входящие в их выборные органы.

При этом конституционность предоставления различного рода преимуществ, особенно членам профсоюзов, не раз являлась предметом рассмотрения КС РФ (см., например, определение КС РФ от 3 ноября 2009 года N 1369-О-П, см. также комментарий к ст. 373-375).

Федеральными законами от 23 июля 2013 года N 204-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и Трудовой кодекс Российской Федерации" и от 1 декабря 2014 года N 409-ФЗ "О внесении в Трудовой кодекс Российской Федерации и статью 13 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" изменений, связанных с особенностями регулирования труда работников, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства" ч.3 комментируемой статьи дополнена рядом обстоятельств, которые не считаются дискриминацией. Данные обстоятельства могут быть установлены ТК РФ или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в следующих целях:
- обеспечение национальной безопасности;
- поддержание оптимального баланса трудовых ресурсов;
- содействие в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации;
- решение иных задач внутренней и внешней политики государства.

Например, в ст. 331 ТК РФ установлены ограничения на допуск лиц к занятиям педагогической деятельностью.

4. Часть 4 комментируемой статьи претерпела наибольшие изменения в связи с принятием Федерального закона от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации".

В соответствии с первоначальной редакцией лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, были вправе обратиться в органы федеральной инспекции труда и (или) в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда. Сейчас же им предлагается обращаться только в суд.

Указанные изменения продиктованы тем, что вопрос о том, подвергся ли работник дискриминации, всегда является спорным, т.е. без особого разбирательства в специально уполномоченных на это государственных органах установить наличие дискриминации работника невозможно. В то же время сегодня преобладает точка зрения, согласно которой Федеральная инспекция труда не является органом по рассмотрению трудовых споров, а только по контролю (надзору) за осуществлением трудового законодательства и законодательства об охране труда. В связи с принятием Федерального закона от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ Федеральная инспекция труда лишилась многих специальных полномочий, в числе которых и рассмотрение жалоб работников, считающих, что они подверглись дискриминации, а также выдача предписаний об устранении нарушения законодательства в этих случаях. Этим же законом были внесены изменения в ст. 391 ТК РФ. Теперь споры по заявлению работника, считающего, что он подвергся дискриминации, рассматриваются исключительно в судебном порядке.

________________
См.: Сапфирова А.А. Федеральная инспекция труда: орган по рассмотрению и разрешению трудовых споров или орган по урегулированию трудовых разногласий? // Трудовое право. 2008. N 2.

Таким образом, работник, считающий, что он подвергся дискриминации, может в судебном порядке потребовать восстановления нарушенных прав, возмещения материального вреда и компенсации морального вреда.

Поскольку дискриминация может быть выражена в ущемлении различных прав работника, то и восстановление этих прав также может иметь особенности. С целью восстановления нарушенного права суд может принять решение о заключении трудового договора (в случае необоснованного отказа в приеме на работу), о восстановлении в прежней должности (при незаконном переводе по дискриминационным мотивам), о выплате недополученной заработной платы (если заработная плата по дискриминационным основаниям выплачивалась в меньшем объеме) или другие соответствующие существу правонарушения решения.

Необходимо отметить, что дела о дискриминации никогда не рассматриваются в отрыве от нарушения работодателем конкретной правой нормы. Работник требует от суда не просто признать тот или иной факт дискриминацией (чаще вообще этого не требует), но и восстановить конкретное нарушенное право. При этом наличие дискриминации расценивается судебными органами как основание для признания тех или иных действий работодателя противоречащими закону.

Так, ВС РФ указал, что положения оспоренных нормативных актов подменяли закрепленное в законе понятие "стаж работы" на "непрерывный стаж работы", что ограничивало право работника на вознаграждение за труд, снижало установленный на основании закона размер оплаты труда на величину имевшейся у работника процентной надбавки, исключая возможность учета стажа работы в особых климатических условиях за период, предшествовавший расторжению трудового договора с работником за прогул. Фактически работник привлекался к не предусмотренной законом ответственности в виде лишения его права на процентную надбавку к заработной плате за стаж работы в особых климатических условиях, что не соответствовало ст. 132 ТК РФ, запрещающей какую-либо дискриминацию при установлении и изменении размеров заработной платы и других условий оплаты труда (см. подробнее решение ВС РФ от 7 июня 2006 года N ГКПИ06-526).

В соответствии с ч.4 комментируемой статьи работники вправе также потребовать в суде возмещения материального вреда и компенсации морального вреда. Дискриминация связана с нарушением различных прав работников, что может сопровождать причинением материального ущерба и морального вреда. В этом случае ТК РФ предусматривает возможность привлечения работодателя к материальной ответственности в форме возмещения ущерба или неполученного заработка, а также компенсации морального вреда (см. комментарий к главе 38).

Консультации и комментарии юристов по ст 3 ТК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 3 ТК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.